Значение поэзии В. Жуковского для русской литературы.

05 Июня 2013
ПечатьE-mail
Рейтинг пользователей: / 3
ХудшийЛучший 

Творчество В. А. Жуковского, поэта-романтика, сыграло большую роль в истории русской литера­туры. Увлекает внутренняя правдивость его стихов, глубокий личный характер их, то романтическое настроение, которое не было маской. Такова была его натура, его самые искренние убеждения. Не случайно о своем творчестве он сказал: «И для меня в то время было Жизнь и Поэзия одно» («Я музу юную бывало...», 1824). О стихах В. А. Жуковского Пушкин про­рочески писал:

Его стихов пленительная сладость

Пройдет веков завистливую даль...

Первые поэтические успехи Жуковского связаны с его обращением к эле­гии — лирическому жанру, в котором выражаются философские размышления, тихие, нежные чувства, грустные раздумья о жизни и человеке, настроения скорби, печали, меланхолии. В 1802 году Жуковский публикует вольный перевод элегии английского поэта Томаса Грея «Сельское кладбище». Здесь все харак­терно для романтизма: и то, что речь идет о кладбище, где покоится истинная мудрость жизни, и то, что кладбище это сельское. В стихотворении, овеянном мечтательным любованием картинами природы, говорилось не только о равен­стве людей перед смертью, но и о духовном богатстве простых поселян, об их нравственном превосходстве над «рабами сует».

В другой элегии «Вечер» (1806) автор изображает покой природы, зами­рающей в вечерней тишине. При зыбком блеске луны поэту вспоминается друзей «священных круг», «песни пламенны и музам и свободе». В ночи чело­век чувствует свое одиночество: «Лишенный спутников, влача сомнений груз, Разочарованный душою...» Но, заглянув в мир тайны, поэт спешит признать очарование реальной жизни, приветствует восход дневного светила:

Лиру соглася с свирелью

пастухов,

Поет светила возрожденье!

Как лучи солнца тают в вечернем сумраке, сливаясь с меркнущей природой, так человек угасает и все же остается жить в воспоминаниях. Мир не разрушен конфликтами. Солнце, заходящее в первой части жизни, восходит в последней и отодвигает неверный, мерцающий, таинственный свет луны. Но печаль все же преобладает в стихотворении.

В романтической лирике широко использовалась устойчивая поэтическая символика. Ночь или вечер — символ грусти, печали. Упоминалась в стихах романтиков луна, необходимая для воссоздания ночного пейзажа. Также обыч­ными были описания моря, морской волны, водной стихии. Это становилось символом движения времени, неподвластного человеку, свободного простора, но также непостоянства, изменчивости, контраста вечного спокойствия и сти­хийных бурь природы.

Обратимся к стихотворению «Море» (1822). Море представляется живым существом. Жуковский, как и прежде, любит гармонию, восхищен согласием неба и моря. Но эта любовь не к покою, а к движению:

Ты живо, ты дышишь, смятенной любовью,

Тревожною думой наполнено ты.

Оно испугано, полно тревоги, его «вид неподвижности» обманчив. Свободно и прекрасно лишь небо — далекое, светлое, высокое, недостижимое. Море способно лишь отражать ее красоту: «Ты чисто в присутствии чистом его». Вечное стремление моря к «ясному небу» оказывается неосуществленным: слияния не происходит. Итак, гармония осталась желанной стихией поэта, но романтик Жуковский сознает ее недостижимость.

В стихотворении «Цветок» (1811) мы снова встречаемся с постоянной мыс­лью Жуковского о бренности всего земного, об органическом единстве мира и человека:

Увы! Нам тот же дан удел,

И тот же рок нас угнетает.

С тебя листочек облетел —

От нас веселье отлетает.

В стихотворении заключен философский смысл сопоставления цветка с че­ловеческой жизнью. Красота, прелесть, очарование уходят, исчезает веселье, мечта, наслаждение.... Неумолимый рок несет гибель и цветку, и человеку — и неизвестно еще, «жизнь или цвет Быстрее в жизни исчезает?»

Своеобразный романтизм Жуковского особенно ярко проявился в его бал­ладах, которые он начал писать с 1808 года. За исключением «Светланы» и «Золотой арфы», все они представляют собой вольный перевод или пере­работку баллад западноевропейских поэтов: Шиллера, Гете и др. Белинский писал: -Под балладою тогда разумели краткий рассказ о любви, большею частью несчастной, могилу, крест, привидение, ночь, луну, а иногда домовых и ведьм считали принадлежностью этого рода поэзии». Таковы были и бал­лады Жуковского. По сюжетам они разнообразны. В основе их обычно лежит какое-либо народное придание или народная легенда. Но какую бы балладу ни писал Жуковский, во всех них звучит основная тема его поэзии — тема несчастной любви, безнадежное томление по счастью, тоска и грусть, рели­гиозные настроения. («Светлана», (1812), «Людмила», (1808), «Эолова арфа», (1814) и др.).

В 1818 году Жуковский перевел балладу великого немецкого поэта Гете «Лесной царь». Внимание его привлекли драматическое содержание, таин­ственность происшествия, мысль о возможном вмешательстве в жизнь чело­веческую каких-то неведомых сил, с которыми невозможно бороться.

Значение творчества Жуковского велико. Впервые в русской поэзии так полно был выражен внутренний мир человека, не удовлетворенного действи­тельностью, овеянного мечтою о недостижимом идеале.

Похожие сочинения
Обновлено 05 Июня 2013