Образ Христа и загадка поэмы "12" Блока.

ПечатьE-mail
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

Более восьмидесяти лет назад услышал А. Блок «музыку революции». Что чувствовал Блок, что испытывал в те непростые и тяжелые для страны времена? Считается, что он встретил революцию 1917 года восторженно, принял ее всем сердцем и душой. Стремясь объективно и всесторонне рассмотреть революционные события, «защитников» революции, Блок создал свою знаменитую поэму «Двенадцать». Она явилась своеобразной летописью, дневником революции. Многие современники, писатели и поэты не поняли Блока, посчитали предательством его взгляды. Но так ли правы те, кто утверждает, что Блок выступал «певцом революции»?

В основе композиции произведения лежит идея двоемирия, параллельного существования двух миров: «мира старого» и «мира нового», прошлого и будущего, темного и светлого. Для максимально полной передачи своих ощущений и мыслей Блок создал галерею символичных образов.
«Старый мир» — мир патриархально-помещичьей России — Блок представил барыней в каракулях, старушкой, «товарищем попом» и писателем. Все они являются представителями тех сословий, которые ранее занимали привилегированное положение в обществе. Общим, собирательным образом всех вышеперечисленных фигур является голодный, бездомный «шелудивый пес»:
Стоит буржуй, как пес голодный,
Стоит безмолвный, как вопрос,
И старый мир, как пес безродный,
Стоит за ним, поджавши хвост...
Все они — осколки прошлого, будущее которых черно и непонятно. Скорее это гибель — духовная или физическая. Но кто же противопоставлен им? Кто является олицетворением «нового» мира, проводником в новую жизнь, новую эпоху? Это двенадцать патрулирующих ночные улицы красногвардейцев. Но присмотримся к ним поближе: Блок как раз таки не идеализирует их, не приукрашивает существующее положение вещей:
В зубах — цыгарка, примят картуз,
На спину б надо бубновый туз!
Выражение «бубновый туз» — устаревшее. Раньше оно понималось как знак каторжника, преступника. Следовательно, автор обращает внимание на их не совсем лицеприятное прошлое: так оно и получается далее. Красногвардейцы идут «раздувать мировой пожар революции», открывать новую эпоху, а в результате они совершают убийство и грабежи:
Эх, эх!
Позабавиться не грех!
Отпирайте етажи —
Скоро будут грабежи!
Отпирайте погреба —
Гуляет нынче голотьба!
Тем более в этих людях нет ничего святого, а в груди кипит «черная, черная злоба». Злоба — вот, что движет двенадцатью. Символичен и цвет поэмы — черный. Обилие этого цвета в произведении, надо понимать, указывает на пустоту, бездуховность, нравственное и моральное разложение двенадцати:
… И идут без имени святого
Все двенадцать — вдаль.
Ко всему готовы,
Ничего не жаль.
Вот они, защитники революции! Жестокие, грубые, бездуховные каторжники и преступники. Но в финале поэмы появляется самый загадочный образ, который «облагораживает» всю шайку:
Нежной поступью надвьюжной,
Снежной россыпью жемчужной,
В белом венчике из роз —
Впереди — Исус Христос.
Он, судя по контексту, возглавляет отряд красногвардейцев. Можно предположить, что этим автор придал бывшим преступникам ореол святости, и теперь это уже не «голотьба», а новый, революционный народ. Некоторые исследователи творчества поэта предложили трактовать эту идею шире. Двенадцать — это апостолы, возглавляемые Петром. Но на каких основаниях строится эта идея? Лишь по их количеству, сходного с числом апостолов? Или потому, что среди них выделен лишь один — Петр? А может потому, что в финале их возглавляет Иисус Христос? Да, поэтому. Но они — апостолы нового времени, новой эпохи, предпочитающих вместо смирения борьбу.
Но сам Блок предостерегал от скоропалительных выводов: не следует недооценивать политические мотивы в поэме «12»; она более символична, чем может показаться на первый взгляд. Разберемся же с основным, самым загадочным образом поэмы — с образом Христа.

Литературоведы предлагали множество трактовок этого образа, а споры по этому вопросу продолжаются и по сей день. В. Орлов рассматривал Христа как вождя угнетенных и обиженных, защитника бедных и обездоленных. Л. Долгополов предполагал, что образ Иисуса символизирует собой начало новой эры, будущее России — светлое и одухотворенное. Не менее интересны и иные точки зрения, противоположные выше обозначенным. Рассмотрим две из них — наиболее интересные. М. Волошин предложил, на мой взгляд, очень оригинальную идею. По его мнению, Христос не возглавляет отряд, а убегает от него, спасая свою жизнь. Может быть его даже ведут на расстрел, на казнь или на Голгофу. И «кровавый» флаг в его руках — это не знак революции и ее победы, это кровь Христа на белом флаге — символе примирения и капитуляции. Вторая точка зрения — точка зрения П. Флоренского, на мой взгляд, — самая удачная. Его идея основывается на опечатке, допущенной Блоком в имени Христа — Исус (пропущена одна буква «и»). Случайным или необходимым назвать это сложно. Что этим хотел сказать автор? Может быть то, что возглавлял отряд не сын Божий, а самый настоящий антихрист. Именно он впереди красногвардейцев и всей революции в целом. Он как и Бог может быть "… и за вьюгой невидим" и «от пули невредим». Вполне обоснованная теория.
Те, кто приемлет насилие и террор, движим лишь жестокостью и злобой, не может возглавляться чистым и светлым. Такие люди не могут быть названы ни апостолами, ни святыми. Само собой, точки зрения выдвинуты людьми. Каждый человек, в силу своих жизненных позиций, убеждений и приоритетов, видит то, что хочет видеть. Так, ярые поборники революции — А. Горелов, В. Орлов, Л. Долгополов — предпочли увидеть в этом образе символ светлого будущего России. Флоренский же, к примеру, был вынужден покинуть Россию, точнее его «выкинули» из нее «философским пароходом». Потому и точка зрения противоположна.

Эволюционный путь развития всегда наиболее эффективен нежели революционный. Не следует словно двенадцать разрушать все старое, не создавая ничего взамен. Гораздо лучше перенять достижения прошлого и именно на их базе усовершенствовать то, что вызывало недовольство.

Похожие сочинения