История развития римского гражданского процесса

ПечатьE-mail

ПЛАН

ВВЕДЕНИЕ    3
1. ЛЕГИСАКЦИОННЫЙ ПРОЦЕСС    4
2. ФОРМУЛЯРНЫЙ ПРОЦЕСС    7
3. ЭКСТРООРДИНАРНЫЙ ПРОЦЕСС    11
ЗАКЛЮЧЕНИЕ    14
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ    15



ВВЕДЕНИЕ

Значение римского права определяется его огромным значением не только на последующее развитие права, но и на развитие культуры в целом.
Римское право характеризуется непревзойденной по точности разработкой всех существенных правовых отношений.
Ф. Энгельс говорил, что римское право является настолько классическим юридическим выражением жизненных условий и конфликтов общества, в котором господствует чистая частная собственность, что все позднейшие законодательства не могли внести в него никаких существенных улучшений .
Современное право ушло далеко вперед, однако и многие новейшие юридические конструкции как из кирпичиков складываются из основных, элементарных понятий и категорий, разработанных именно в римском праве. С этой точки зрения римское право продолжает оставаться основой для изучения гражданского законодательства и базой для подготовки квалифицированных юристов.
Достаточно глубокое изучение гражданского права невозможно без знания римского права. Ряд терминов и понятий, укоренившихся в юридической теории и практике, могут быть наилучшим образом усвоены лишь при изучении их у самого истока образования. Во многих правовых системах римские термины и понятия сохраняются, и потому юристу необходимо отчетливо понимать их смысл.
Темой данной работы является изучение гражданского процесса, его изменения в различные периоды исторического развития Рима. В ней изложено общее понятие о легисакционном, формулярном и экстраординарном процессах: их эволюция и переход из одного в другой.



1. ЛЕГИСАКЦИОННЫЙ ПРОЦЕСС

Гражданский процесс республиканского Рима носил название легисакционного (per legis actions).
В Институциях Гая выражение lege agere, legisactio объясняются двояко: или (по словам Гая) такие выражения происходят от того, что эти формы процесса были созданы законами, или же оттого, что претензии сторон в легисакционном процессе должны быть выражены словами соответствующего закона (и следовательно, только при условии, если данная претензия подходит под текст какого-нибудь закона и можно было ее осуществить) .
Но в те отдаленные времена, когда появился легисакционный процесс, законов было еще очень немного. Может быть, lege agree означало: действовать законным образом, т. е. не прибегая к недозволенному насилию.
Стороны являлись в первой стадии (un iure) к судебному магистрату и здесь выполняли требуемые по ритуалу обряды и произносили установленные фразы, в которых истец выражал свою претензию, а ответчик – свои возражения. Магистрат активного участия в процессе не принимал, хотя также давал отдельные реплики по установленному ритуалу. Совокупность всех этих обрядов и фраз и носила название legis action .
Явка  ответчика в суд обеспечивалась истцом. Государственная власть в это дело не вмешивалась. Требовалось, что бы в суд была доставлена и сама спорная вещь. А если это невозможно, то хотя бы ее символическое изображение. Если предметом спора была земля, то доставлялся кусок дерна. Если спор шел о строении, то приносился обломок колонны или балки. Истец и ответчик, оба с палками в руках (vindicta), идут к претору, где происходит судоговорение. Истец произносит: ”Я заявляю, что эта вещь принадлежит мне по праву квиритов, в доказательство чего я накладываю на нее свою виндикту”. Он накладывает на спорную вещь палку. Если ответчик не возражал и молчал, то истец забирал вещь и тем дело кончалось. Но если ответчик возражал, то он, в свою очередь, произносил: “А я утверждаю, что это вещь моя” и тоже накладывал на спорный предмет свою виндикту. В этот момент вмешивался претор и произносил: “Оставьте оба вещь! (mittite ambo rem)”, после чего судоговорение протекало в более спокойной обстановке. Истец спрашивал ответчика, по какой причине тот наложил свою виндикту, то есть почему он утверждает, что вещь принадлежит ему. На это ответчик мог ответить как по существу, так и ограничиться простым заявлением, что он осуществляет свое право. После этого стороны заключают друг с другом своеобразное судебное пари. Каждый из тяжущихся вносит определенную сумму денег (sacramentum) в качестве залога. Если за тем частный судья, к которому претор направлял тяжущихся для рассмотрения дела по существу, признавал чей-либо залог неугодным богам и несправедливым (non iustum), то проигравшая сторона лишалась не только права  на спорную вещь, но и утрачивала залог. Размер определялся в зависимости от стоимости предмета. Если спорная вещь стоила тысячи ассов, то сумма залога определялась в пятьсот ассов. Первоначально эта сумма шла в кассу жрецов-понтификов, а позже в общегосударственную казну.
Картина, описанная Гаем, позволяет прийти к таким выводам. Во-первых, древнейший гражданский процесс имеет две стадии: производство у претора in iure и рассмотрение дела по существу у частного судьи in iudicio. Во-вторых, в ведении процесса сторонам принадлежит широкая самостоятельность. Представитель государственной власти, претор, занимает в процессе сравнительно пассивное положение – его роль сводится к тому, что он произносит: “Оставьте оба вещь!”, и назначает судью. В-третьих. Активность сторон протекает в строго очерченных формах, это процесс формальный – он называется легисакционным процессом от слов action (действие, имеющее юридическое значение, осуществление права) и lex (закон, которому должно соответствовать это действие) .
Надо заметить, что наличие в руках у тяжущихся виндикты, увесистой палки, свидетельствует о пережитках того времени, когда тяжущиеся решали вопрос о праве вооруженной борьбы где-нибудь на спорном участке земли.
Претор в легисакционном процессе выступает не в качестве судьи, ибо он не судит, а в качестве носителя административной, полицейской власти. Первоначальная функция претора как магистрата состояла в том, чтобы наблюдать за порядком в городе Риме. Претор в данном случае регулирует самоуправство сторон, он даёт должное направление спору, посылая тяжущихся к частному судье. А такими частными судьями в ту пору были понтифики, то есть патрициан¬ская коллегия. Следовательно, государственная власть направляет спор в такое русло, чтобы интересы патрициата были обеспечены .
Кроме описанного обряда legis actio sacramento, были еще следующие основные виды legis actiones: посредством наложения руки, путем взятия залога, в форме истребования назначения судьи, путем приглашения ответчика на суд.
Когда весь ритуал производства in iure был выполнен, дело переходило во вторую стадию, iudicium. В этой второй стадии назначенный магистратом по согласованию со сторонами присяжный судья (а по некоторым делам, например о наследстве,— судебная коллегия) проверял доказательства и выносил реше¬ние по делу .


2. ФОРМУЛЯРНЫЙ ПРОЦЕСС

В последние годы республики происходят серьезные изменения в хозяйственной жизни Рима. Вместо земледельческой общины с полунатуральным хозяйством вырастает огромное государство, ведущее широкую внутреннюю и внешнюю торговлю. Понятно, что легисакционный процесс, чрезвычайно сложный с обрядовой стороны и не открывавший возможности дать судебное признание вновь складывающимся отношениям (поскольку они не подходили под букву закона), оказался несоответствующим новым социально-экономическим условиям. Жизнь требовала, чтобы судопроизводству была придана иная, более гибкая форма. Такой упрощенный порядок гражданского процесса появился сначала в практике перегринского претора, так как к перегринам применять цивильные leges actiones было нельзя.
С течением времени и городской претор стал практиковать этот упрощенный порядок, который состоял в следующем. Претензия истца и возражения ответчика заявлялись без каких-либо обрядностей, и все это неформальное производство in iure заканчивалось вручением истцу записки, адресованной судье, в которой указывались те предположения или условия, при на-личии которых судье предписывалось удовлетворить иск, а при отсутствии этих условий—отказать в иске. Эта записка, содержащая условный приказ судье, называлась формулой. Отсюда новый процесс, сложившийся в последние годы республики и допущенный (законом Эбуция) к применению по желанию тя-жущихся наряду с легисакционным, а затем двумя законами Августа (duae leges Juliae), окончательно установленный на место легисакционного, получил название формулярного (про¬изводство per leges заменено производством per formulas) .
По своей структуре данная формула состояла из некоторых основных частей—partes formulae:
1.    Nominatio (называние). В этой части претор назначает те или иное лицо посредником (судьей) для рассмотрения по существу искового требования. Например: "Судьей по данному делу пусть будет Октавий".
2.    Demonstratio (показывание, описание). Излагается гипотеза или состав дела. Эта часть открывается словом "quod" то есть "поскольку". Например: "Поскольку истец продал раба ответчику…".
3.    Intentio (намерение). Самая существенная часть формулы. Она излагает юридическое содержание спора между сторонами, который подлежит разрешению судьей. Здесь речь идёт о притязании истца. Она открывается словами: "si paret (если выяс¬нится)...".
4.    Adiudicatio (присуждение). "Присуди, сколько следует и кому следует".
5.    Сondemnatio (осуждение). Судье предлагается "осудить" или оправдать ответчика. "Судья, присуди Нумерия Негидия (NN) Авлу Агерию (АА) уплатить десять тысяч сестерций. Если же долга за Нумерием Негидием не окажется, то оправдай". Под Авлом Агерием (АА) понимается модельное обозначение истца, а под Нумерием Негидием (NN)—ответчика.

Возникает вопрос, в каком отношении преторская формула находилась к старому цивильному праву (ius civile)? Одни из формул были составлены на основании цивильного права — in ius conceptae, а другие обосновывали исковое требование совокупностью указанных претором фактов — in factum conceptae .
В формуле могли быть также второстепенные части:
а) эксцепция;
б) прескрипция.
Эксцепция буквально значит изъятие, исключение. В слу¬чае включения эксцепции в формулу судья, установив пра¬вильность интенции, должен удовлетворить иск, «за исключе¬нием того случая, если...». Таким образом, в форме эксцепции ответчик выдвигал свои возражения против иска. Однако не всякое возражение ответчика называлось эксцепцией. Если, например, в интенции говорится, что ответчик  должен истцу 100 сестерциев, а ответчик заявляет, что он ничего не должен, это— отрицание иска, а не эксцепция. Если же ответчик подтверждает, что он действительно принял на себя обязательство уплатить—100 сестерциев, но заявляет, что это произошло вследствие применения со стороны истца насилия, то такая ссылка называлась эксцепцией. В приведенном примере эксцепция могла быть Заявлена, когда бы истец ни предъявил иск. Такая эксцепция называется погашающей или уничтожаю¬щей. В отличие от таких эксцепций возможны эксцепции отсрочивающие. Например, против иска истца ответчик ссы-лается на состоявшееся между сторонами соглашение не взыскивать долга в течение двух лет; эксцепция имеет тогда применение лишь в том случае, если иск предъявлен ранее этого срока.
Прескрепцией (буквально—надписание) называлась часть формулы, которая следовала непосредственно за назначением судьи. Нередко такая надпись делалась для того, чтобы отметить, что в данном случае истец ищет не все, что ему причитается, а только часть. Такая оговорка была нужна ввиду особенности римского процесса; однажды предъявленный из какого-либо правоотношения иск уже не мог быть повторен; включением прескрипции истец предупреждал погашающее действие литисконтестации и обеспечивал себе возможность в дальнейшем довзыскать остальную часть причитающейся суммы.
Как в легисакционном, так и в формулярном процессе судебное решение обжалованию нe подлежало. Оно сразу вступало в законную силу и признавалось за истину (в отношении сторон по данному процессу); res iudicata pro veritate accipitur (D.50.17.207). Разрешенный судом вопрос не может быть вторично предметом спора между теми же сторонами. Если вопреки этому предъявляется новый иск, против него дастся exceptio rei iudicatae, т. е. возражение, что дело уже было разрешено судом .
Особенностью формулярного процесса было то, что кондемнация в иске определялась в денежной форме. Исполнение судебного решения в случае удовлетворения иска производилось так, что первоначальное притязание истца за-менялось новым обязательством, вытекающим из самого судебного решения и снабженным особым иском (actio iudicati), соответствующим современному исполнительному листу. Если ответчик оспаривал существование законного решения по делу и возражал против actio iudicati, а между тем подтвердить свои возражения не мог, он отвечал в двойном размере.
Если добровольного платежа no actio iudicati не поступало, производилось принудительное взыскание. Магистрат мог арестовать должника до уплаты долга (личное взыскание) или же обратить взыскание на его имущество. В последнем случае кредиторы вводились во владение имуществом должника, которое продавалось с публичных торгов.
Таким образом, формула теперь, как прежде legis action, представляет изложение юридической сущности спора и составляет те рамки, в которых затем должно двигаться дальнейшее производство in judicio.
Освобожденный от оков строгой формалистики, формулярный процесс оказался в достаточной степени гибким, чтобы воспринять в себя самые разнообразные нарождающиеся отношения и дать место различным, даже самым тонким, оттенкам каждого конкретного случая .


3. ЭКСТРООРДИНАРНЫЙ ПРОЦЕСС

Еще в классическую эпоху наряду с нормальным гражданским процессом, делившимся на две стадии—ius и iudicium, стали встречаться случаи, когда спорные дела граждан разбирались магистратом без передачи решения дела присяжному судье. Такой особый, чрезвычайный (extra ordinem) порядок рассмотрения понемногу стал применяться и по таким делам, где раньше давалась формула. К концу III в. н. э. т. е. при переходе к абсолютной монархии, этот экстраординарный (extra ordinem) процесс, не делившийся на ius и iudicium, со-вершенно вытеснил собой формулярный процесс. Император¬ская власть не доверяла выборным судьям (хотя их «выборность» и в период принципата была больше на словах, чем на деле); императоры стали вести борьбу с нарушениями права непосредственно сами или через своих чиновников.
В экстраординарном процессе судебные функции осуществляются административными органами: в Риме и Константинополе (в связи с разделением империи на Западную и Восточную)—praefectus urbi (начальником городской полиции), в провинциях—правителем провинции, а по менее важным делам—муниципальными магистратами. Однако нередко импе¬раторы принимали судебные дела и к своему личному рас¬смотрению.
Рассмотрение дел утратило публичный характер и происходило в присутствии лишь сторон и особо почетных лиц, которые имели право присутствовать при рассмотрении дел. При неявке истца к слушанию дела дело прекращалось; при неявке ответчика—дело рассматривалось заочно .
Указом Диоклетиана 294 года предписывалось, чтобы правите¬ли провинций, презесы (praeses), разбирали дела в полном объёме. Если же почему-либо презесы поручали рассмотрение дела судьям, то они обязаны были опять-таки за один раз и расследовать дело, и решить его окончательно. На судебное решение, вынесенное нижестоящим чиновником, допускается обжалование (appellatio) вышестоящему чиновнику. То есть процесс проходит в нескольких инстанциях .
В противоположность процессу классического периода в экстраординарном процессе было допущено апелляцион¬ное обжалование вынесенного решения в следующую высшую инстанцию. Таким образом, на решение praefectus urbi можно было приносить жалобы императору, на решение правителя провинции—praefectus praetorio (начальнику императорской гвардии), а на его решения—императору.
Судебные решения в экстраординарном процессе приводи¬лись в исполнение органами государственной власти по просьбе истца. В случае присуждения ответчика к выдаче определен¬ной вещи она отбиралась принудительно (manu militari), если в течение двух месяцев ответчик не передавал ее добровольно.
Если присуждалась денежная сумма, судебные исполнители отбирали у ответчика соответствующую сумму или какую-нибудь вещь, которую продавали для удовлетворения претензии истца. Обращение взыскания на все имущество должника имело место лишь в том случае, если заявлены претензии нескольких кредиторов несостоятельного должника, причем он не передает добровольно имущества для их удовлетворения.
Правило республиканского процесса об окончательном погашении однажды предъявленного иска (хотя бы по нему и не состоялось решение) в экстраординарном процессе не при¬меняется. Значение res iudicata — судебного решения, вступившего в законную силу, остается непоколебимым .
Магистраты, то есть обладавшие высшей властью (imperium) консулы, преторы имели право организовывать разбирательство присяжных судей, решающих дело по существу для каждого отдель¬ного спора. Такое право именовалось юрисдикцией (iurisdictio). Любой взрослый римский гражданин мог быть судьей по гражданским спорам. Судья, если он действовал один (unis iudex), назначался претором индивидуально для каждого дела. Такого судью, который мог решать дела по свободному усмотрению (arbitrium), называли арбитром (arbiter). Чаще всего к арбитражу прибегали в тех спорах, когда речь шла о производстве оценок, установке межи, разделе. Иногда разбирательство дел было коллегиальным. В этом случае судьями становились лица, внесённые в особые списки либо из числа сенаторов, либо из числа всадников.
Важен вопрос о подсудности. Все дела между гражданами могли разбираться только городскими магистратами Рима или того города, в котором лицо имело право гражданства — в этом случае употреблялся термин FORUM ORIGINIS (подсудность по происхождению). Если лицо имело своё местожительство, то говорили о FORUM DOMICILIUM (подсудность по местопребыванию). Тот римский гражданин, который проживал в провинции, имел право требовать, чтобы его спор был перенесён на рассмотрение городского магистрата Рима. Говорили так: "Рим — наше общее отечество (ROMA COMMUNIS NOSTRA PATRIA EST)". Однако ответчик, свидетель, арбитр, судья, временно пребывавшие в Риме, имели право просить о переносе процесса на место их жительства .
Таким образом, во многих отношениях экстраординарный процесс сохраняет черты прежнего чисто административного разбирательства; но, с другой стороны, сделавшись нормальной формой гражданского суда, он естественно должен был усвоить себе и некоторые черты этого последнего, и прежде всего должен был проникнуться принципом состязательности (суд начинает дело по жалобе истца, суд сам не собирает доказательства, суд не приговаривает к большему, чем просит истец,  и т. д.) .



ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, в заключении можно сделать следующие выводы.
1.    Легисакционный процесс – это процесс имеющий две стадии: производство у претора in iure и рассмотрение дела по существу у частного судьи in iudicio; в ведении процесса сторонам принадлежит широкая самостоятельность; представитель государственной власти, претор, занимает в процессе сравнительно пассивное положение – его роль сводится к тому, что он произносит: “Оставьте оба вещь!”, и назначает судью; активность сторон протекает в строго очерченных формах, это процесс формальный.
2.    Формулярный процесс или процесс посредством формул. Претензия истца и возражения ответчика заявлялись без каких-либо обрядностей, и все это неформальное производство in iure заканчивалось вручением истцу записки, адресованной судье, в которой указывались те предположения или условия, при на-личии которых судье предписывалось удовлетворить иск, а при отсутствии этих условий—отказать в иске. Эта записка, содержащая условный приказ судье, называлась формулой. Претор, давая исковую защиту, не был связан старым правилом об изложении иска в точный словах закона. Пользуясь своим imperium,  претор получил возможность—признавать новые отношения развивавшейся жизни или, наоборот, оставлять порой без защиты отношения формально отвечающие закону, но по существу отмирающие вместе с этим законом, отказывая в подобного рода случаях в выдаче истцу формулы иска.
3.    В экстраординарном процессе нет деления на ius и iudicium; судебные функции осуществляются административными органами в Риме и Константинополе; рассмотрение дел утратило публичный характер; допускается апелляционное обжалование вынесенного решения в следующую высшую инстанцию.



СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1.    Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 21.
2.    Новицкий И.Б. Римское право. – М.: ТЕИС, 1998.
3.    Новицкий И.Б. Основы римского гражданского права. – М.: Юридич. Лит-ра., 1960.
4.    Покровский И.А. История римского права. – СПб.: Издательско-торговый дом “Летний Сад”, Журнал “Нева”, 1999.
5.    Скрипилев Е.А. Основы римского права. Конспект лекций. – М.: ОСЬ-89, 1998.

Похожие сочинения