"Слово о полку Игореве" самое замечательное произведение

ПечатьE-mail
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Написано оно, по-видимому, дружинником, описывающим несчастный поход Игоря Святославича, князя Новгород-Северского, против половцев. О походе этом говорят и летописи, особенно подробно и красочно описан он в Киевской (Ипатьевской) летописи под 1185-м годом.

По содержанию «Слово о полку Игореве» можно разделить на четыре части.

1-ая часть. После этого вступления начинается рассказ. Игорь Святославич, князь Новгород-Северский, собирается в поход против половцев с сыном своим Владимиром, князем Путивльским, братом Всеволодом, князем Курским, и племянником Святославом, князем Рыльским. О походе этом князь Игорь не известил Святослава, великого князя Киевского, надеясь на собственные силы. Поход начинается дурным предзнаменованием, затмением солнца. Но Игорь не обращает на это внимания и говорит своей дружине, что хочется ему до „синего Дона“ дойти, что готов он скорее погибнуть, чем в плен попасть. „Игорь ждет мила брата Всеволода“. Всеволод присоединяется к войску Игоря со своими „курянами“ (дружиной города Курска) и говорит: „Один брат,, один свет, светлый ты, Игорю“. Между братьями полное единодушие. Всех князей, участвующих в походе, автор называет „Ольговичами“, так как они — потомки князя Олега Святославича Черниговского, — „Ольгово гнездо“.


2-ая часть. Великий князь Святослав в Киеве видел смутный сон. Видел, будто его, лежащего на кровати, покрывали черным покрывалом, поили его синим вином, смешанным с «трудом» *), сыпали на него крупный жемчуг; видел он, что терем его злотоверхий стоит без своих резных украшений. Князья и бояре говорят Святославу, что его сон предвещает погибель войска Игоря. Тогда Святослав со слезами восклицает: О, мои сыновья, Игорь и Всеволод! Что вы сделали моей серебряной седине!

Автор взывает к князю Всеволоду Суздальскому, к знаменитому Ярославу Осмомыслу Галицкому, и ко многим другим удельным князьям*). Удивительное сознание национального единства и глубокий патриотизм чувствуется в произведении этого неизвестного дружинника, автора «Слова»; несмотря на разделение Руси на уделы и постоянные княжеские междоусобия, он чувствует Русь, как единое целое, и зоает всех князей отомстить половцам за обиду, нанесенную русской земле.

3-ья часть. Княгиня Евфросиния Ярославна, жена Игоря, сидит на стене города Путивля и плачет, обращаясь с мольбой к силам природы. Она хотела бы стать кукушкой (зегзи-цей), полететь к Дунаю, зачерпнуть рукавом воды и омыть раны на теле князя Игоря. Обращаясь к ветру, княгиня упрекает его, зачем он несет на своих крыльях стрелы ханские — половецкие? Неужели 1ему недостаточно веять в облаках по кебу, лелеять корабли на синем море? — Ярославна просит Днепр, чтобы он, пробивший каменные горы в земле Половецкой, принес бы ей на своих волнах лодки (ее милого. Затем Ярославна призывает светлое, «тресветлое» солнце, которое всем одинаково посылает свои лучи, — его упрекает княгиня, что оно в безводном поле иссушило луки войска »ее милого, замкнуло их колчаны.

лое" солнце, которое всем одинаково посылает свои лучи, — его упрекает княгиня, что оно в безводном поле иссушило луки войска »ее милого, замкнуло их колчаны. Существует много переводов «плача Ярославны», многие поэты положили его на стихи, но поэтическая красота его чувствуется больше всего в подлиннике.

4-ая часть «Слова» написана совсем в другом стиле, короткими отрывистыми фразами, радостным тоном, — написана она, вероятно, позднее. В этой части рассказывается, как Игорь, с помощью половца Овлура, бежит из плена половецкого и возвращается на Русь. Поэтически и сказочно описывается бегство Игоря, который то горностаем бежит по тростнику, то белым гоголем плывет по воде, то взлетает соколом под облака, убивая гусей и лебедей себе на завтрак, обед и ужин. Вся природа сочувствует бегству Игоря и помогает ему. Донец стелет ему зеленую траву на своих серебряных берегах, одевает »его теплыми мглами, соловьи поют радостные песни, дятлы стуком указывают ему дорогу.

Половецкие ханы Гза и Кончак пускаются в погоню за Игорем и совещаются, что им делать с молодым князем Владимиром Игоревичем, который остался у них в плену и полюбил «красную девицу» (дочь Кончака)? Но Гза и Кончак не настигают Игоря, который благополучно возвращается на родину и едет в храм Божией Матери (едет «по Боричеву къ Свя-ттзй Богородици Пирогощей»), вероятно для того, чтобы помолиться и благодарить Бога за свое возвращение из плена. «Страны ради, грады весели».

В «Слове о полку Игореве» мы встречаем смешение языческих и христианских верований. Написано оно было около 200 лет после крещения Руси. Но христианская культура долго не могла победить и искоренить языческих верований, крепко державшихся в народе. Мы встречаем в «Слове» упоминание языческих божеств -— Даждь-бога, Велеса, Стрибога. Автор называет русских — «даждь-божьими внуками». Перед битвой появляется странное мифическое существо «Див», предупреждающее половцев о приближении русских. Ярославна обращается к солнцу, к ветру, как к одушевленным могущественным силам. Днепр для нее — живое существо, она даже называет его по отчеству: «Днепре Словутицю», т. е. Днепр Славянович.

В то же время мы видим, что все происходит в христианской Руси: упоминается колокольный звон церкви св. Софии в Киеве. Когда Игорь бежит из плена, ему «Бог путь кажет» (указывает). Вернувшись, Игорь первым делом едет помолиться в храм Пресвятой Богородицы.

Черты язычества видны также в той роли, которую играет в «Слове» шрирода. Она, как одушевленное существо, принимает участие во всех перепетиях похода Игорева. Природа предвещает Игорю неудачу, — затмением солнца, тревогой, — старается как бы остановить его. После поражения Игоря — трава никнет от жалости, деревья преклоняются. К природе обращается Ярославна в своем поэтическом плаче. Когда же Игорь бежит из плена половецкого, природа ликует и старается всячески помочь князю: Донец лелеет его на своих волнах, соловьи радостно поют, дятлы стуком указывают ему дорогу в лесу.

Как уже было сказано, имя автора «Слова о полку Игореве» — неизвестно. Рукопись «Слова» была найдена с несколькими Другими рукописями в 1795 году графом А. И. Мусиным-Пушкиным, любителем старины, в одном из Псковских монастырей. Императрица Екатерина очень заинтересовалась этой рукописью, с которой для нее была снята копия. Граф Мусин-Пушкин, с помощью других ученых, разобрал, перевел и издал «Слово о полку Игореве». Но оригинальная рукопись «Слова», вместе с другими, еще неизданными рукописями, сгорела в Москве, в пожаре 1812-го года. Возможно, что среди погибших рукописей были и другие подобные сокровища древне-русской поэзии.

Похожие сочинения