Биография Островский А.Н. - Вариант 6

29 Сентября 2013
ПечатьE-mail
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Александр Николаевич Островский родился 31 марта (12 апреля) 1823 года в Москве. Его отец, выпускник Московской духовной семинарии, служил в Московском городском суде. Он занимался частной судебной практикой по имущественным и коммерческим делам. Мать из семьи духовного сословия, дочь пономаря и просвирни, умерла, когда будущему драматургу было восемь лет.     Детство и раннюю юность Островский проводит в Замоскворечье — особом уголке Москвы с его устоявшимся купеческо — мещанским бытом. Ему легче легкого было исполнить совет Пушкина: «Не худо нам иногда прислушиваться к московским просвирням. Они говорят удивительно чистым и правильным языком». Бабушка Наталья Ивановна жила в семье Островских и служила просвирней в приходе. Нянюшка Авдотья Ивановна Кутузова славилась как большая мастерица сказывать сказки. Его крестный отец — титулярный советник, его крестная мать — надворная советница. От них и от бывавших в доме сослуживцев отца будущий автор «Доходного места» мог вдоволь понаслышаться чиновничьих разговоров. А с тех пор как отец оставляет службу и становиться частным поверенным по делам торговых фирм, в доме не переводятся купцы.     Александр еще в детстве пристрастился к чтению, получает хорошее домашнее образование, знает греческий, латинский, французский, немецкий, впоследствии – английский, итальянский, испанский языки. Когда Александру минуло тринадцать лет, отец женился второй раз на дочери обрусевшего шведского барона, которая не слишком занималась воспитанием детей от первого брака своего мужа. С ее приходом заметно меняется домашний уклад, чиновный быт перекраивается на дворянский манер, изменяется окружение, в доме раздаются новые речи. К этому времени будущим драматургом перечитана чуть ли не вся отцовская библиотека.     Здесь можно найти первые издания «Руслана и Людмилы», «Цыган», «Горе от ума» и многих других образцовых произведений отечественной литературы.     С 1835-1840 гг. – Островский учится в Первой Московской гимназии. В 1840 году по окончании гимназии был зачислен на юридический факультет Московского университета. В университете студенту юридического факультета Островскому посчастливилось слушать лекции таких знатоков истории, юриспруденции и литературы, как Т.Н. Грановский, Н.И. Крылов, М.П. Погодин. Здесь будущему автору «Минина» и «Воеводы» впервые открываются богатства русских летописей, язык предстает перед ним в исторической перспективе. Но в 1843 году Островский уходит из университета, не пожелав пересдавать экзамен. Тогда же поступил в канцелярию московского Совестного суда, позднее служил в Коммерческом суде (1845-1851). Этот опыт сыграл значительную роль в творчестве Островского.     Второй университет — Малый театр. Пристрастившись к сцене еще в гимназические годы, Островский становится завсегдатаем старейшего русского театра.     1847 – в «Московском городском листке» Островский публикует первый набросок будущей комедии «Свои люди – сочтёмся» под названием «Несостоятельный должник», затем комедию «Картина семейного счастья» (впоследствии «Семейная картина») и очерк в прозе «Записки замоскворецкого жителя».     «Самый памятный для меня день в моей жизни, — вспоминал Островский, — 14 февраля 1847 года… С этого дня я стал считать себя русским писателем и уже без сомнений и колебаний поверил в свое призвание».     Признание Островскому приносит комедия «Свои люди – сочтёмся» (первоначальное название – «Банкрут», закончена в конце 1849г.). Ещё до публикации она стала популярной (в чтении автора и П.М. Садовского), вызвала одобрительные отклики H.В. Гоголя, И.А. Гончарова, Т.H. Грановского и др.     «Он начал необыкновенно...» — свидетельствует И.С. Тургенев. Его первая же большая пьеса «Свои люди — сочтемся» произвела громадное впечатление. Ее называли русским «Тартюфом», «Бригадиром» XIX столетия, купеческим «Горем от ума», сравнивали с «Ревизором»; вчера еще никому неведомое имя Островского ставилось рядом с именами величайших комедиаграфов — Мольера, Фонвизина, Грибоедова, Гоголя.     В правительственных сферах комедия эта вызвала переполох. Драматической цензурой она была сразу же запрещена к представлению на сцене. «Все действующие лица… отъявленные мерзавцы, — писал цензор. Разговоры грязны; вся пьеса обида для русского купечества». И все же, по недосмотру московской цензуры, пьеса была напечатана в мартовской книжке журнала «Московитянин» за 1850 год. Вот тогда — то и посыпались жалобы на молодого драматурга от оскорбленного купечества, вот тогда — то и занялись его комедией высокопоставленные сановники и даже сам государь император. Царь перечитал донесение, помедлил несколько и начертал своим мелким почерком в углу: «Совершенно справедливо, напрасно напечатано...». Еще помедлил и добавил: "… играть же запретить". И размашисто расписался: «Николай».     За «неблагонадежным» автором было установлено секретное полицейское наблюдение. Гениальная комедия была поставлена на сцене в 1861 году, через двенадцать лет после ее написания.     После комедии «Свои люди – сочтёмся» Островский каждый год выпускает по одной, а иногда по две-три пьесы, написав, таким образом, 47 пьес различных жанров – от трагедии до драматических эпизодов. Кроме того, есть ещё пьесы, написанные совместно с другими драматургами – С.А. Гедеоновым, Н.Я. Соловьёвым, П.М. Невежиным, а также свыше 20 переводных пьес (К. Гольдони, Н. Маккиавели, М. Сервантес, Теренций и т.д.). В 1859 году Островский перевел «Гециру» древнеримского драматурга Теренция, в которой важна тема невестки и свекрови (сравните с пьесой «Гроза»).     Обладая незаурядным общественным темпераментом, Островский всю жизнь деятельно боролся за создание реалистического театра нового типа, за подлинно художественный национальный репертуар, за новую этику актёра. Он создал в 1865 году Московский артистический кружок, основал и возглавил общество русских драматических писателей (1870 г.), писал в различные ведомства многочисленные «Записки», «Проекты», «Соображения», предлагая принять срочные меры, чтобы остановить упадок театрального искусства. Творчество Островского оказало решающее влияние на развитие русской драматургии и русского театра. Как драматург и режиссёр Островский содействовал формированию новой школы реалистической игры, выдвижению плеяды актёров (особенно в московском Малом театре: семья Садовских, С.В. Васильев, Л.П. Косицкая, позднее — Г.Н. Федотова, М.Н. Ермолова и др.).     Театральная биография Островского вообще не совпадала с его литературной биографией. Зрители знакомились с его пьесами совсем не в том порядке, в каком они были написаны и напечатаны. Только через шесть лет после того, как Островский начал печататься, 14 января 1853 года поднялся занавес на первом представлении комедии «Не в свои сани не садись» в Малом театре. Пьеса, показанная зрителям первой, была шестой законченной пьесой Островского.     В это же время драматург вступил в гражданский брак с девицей Агафьей Ивановной Ивановой (у которой от него было четверо детей), что привело к разрыву отношений с отцом. По рассказам очевидцев, это была добрая, сердечная женщина, которой Островский во многом был обязан знанием московского быта.     В 1869 году, после смерти Агафьи Ивановны от туберкулеза, Островский вступил в новый брак с актрисой Малого театра Марией Васильевой. От второго брака у писателя родилось пятеро детей.     Член-корреспондент Императорской Санкт — Петербургской Академии Наук (1863 г.)     Литературные взгляды Островского сложились под влиянием эстетики В.Г. Белинского. Для Островского, как и для других писателей, начинавших в 40-е годы, художник – это своего рода исследователь- «физиолог», который подвергает специальному изучению различные части общественного организма, открывая для современников ещё не исследованные области жизни. В открытой области эти тенденции нашли выражение в жанре так называемого «физиологического очерка», широко распространённого в литературе 40-50-х гг. Островский был одним из наиболее убеждённых выразителей этой тенденции. Многие его ранние сочинения написаны в манере «физиологического очерка» (зарисовки замоскворецкого быта; драматические этюды и «картины»: «Семейная картина», «Утро молодого человека», «Неожиданный случай»; позднее, в 1857году, — «Не сошлись характерами»).     В более сложном преломлении черты этого стиля сказались и в большинстве других произведений Островского: он изучал жизнь своей эпохи, наблюдая её словно под микроскопом, как внимательный исследователь — экспериментатор. Наглядно это показывают дневники его поездок по России и особенно материалы многомесячной поездки (1865 г.) по верхней Волге с целью всестороннего обследования края.     Опубликованный отчёт Островского об этой поездке и черновые записи представляют своего рода энциклопедию сведений по экономике, составу населения, обычаям, нравам этого края. При этом Островский не перестаёт быть художником – после этой поездки волжский ландшафт как поэтический лейтмотив входит во многие его пьесы, начиная с «Грозы» и заканчивая «Бесприданницей» и «Воеводой (Сон на Волге)». Кроме того, возникает замысел цикла пьес под названием «Ночи на Волге» (осуществлён частично).     «Без вины виноватые» — последний из шедевров Островского. В августе 1883 года, как раз в пору работы над этой пьесой, драматург писал своему брату: «Забота писательская: есть много начатого, есть хорошие сюжеты, но… они неудобны, нужно выбирать что — нибудь помельче. Я уж доживаю свой век; когда же я успею высказаться? Так и сойти в могилу, не сделав всего, что бы я мог сделать?»     В конце жизни Островский, наконец — то, достиг материального достатка (он получал пожизненную пенсию 3 тыс. рублей), а также в 1884 году занял должность заведующего репертуарной частью московских театров (драматург всю жизнь мечтал служить театру). Но здоровье его было подорвано, силы истощены.     Островский не только учил, он и учился. Многочисленные опыты Островского в области перевода античной, английской, испанской, итальянской и французской драматической литературы не только свидетельствовали о его прекрасном знакомстве с драматической литературой всех времен и народов, но и по справедливости рассматривались исследователями его творчества как своеобразная школа драматургического мастерства, которую Островский проходил всю свою жизнь (он начал в 1850 году с перевода шекспировской комедии «Укрощение строптивой»).     Смерть застала его за переводом шекспировской трагедии «Антоний и Клеопатра») 2(14) июня 1886 года в имении Щелыково, Костромской области, от наследственной болезни — стенокардии. Он сошел в могилу, не сделав всего, что он мог сделать, но сделал он чрезвычайно много.     После смерти писателя, Московская дума устроила в Москве читальню имени А.Н. Островского. 27 мая 1929 года, в Москве, на Театральной площади перед зданием Малого театра, где осуществлялись постановки его пьес, был открыт памятник Островскому (скульптор Н.А. Андреев, архитектор И.П. Машков).     А.Н. Островский занесен в российскую Книгу рекордов «Диво» как «самый плодовитый драматург» (1993).     Творчество Островского можно разделить на три периода: 1-й – (1847- 1860), 2-й – (1850-1875), 3-й – (1875-1886).         --------------------------------------------------------------------------------     ПЕРВЫЙ ПЕРИОД     (1847- 1860)     К нему относятся пьесы, отражающие жизнь дореформенной России. В начале этого периода Островский активно сотрудничает как редактор и как критик с журналом «Москвитянин», публикует в нем свои пьесы. Начиная как продолжатель гоголевской обличительной традиции («Свои люди – сочтёмся», «Бедная невеста», «Не сошлись характерами»), затем, отчасти под влиянием главного идеолога журнала «Москвитянин» А.А. Григорьева, в пьесах Островского начинают звучать мотивы идеализации русской патриархальности, обычаев старины («Не в свои сани не садись» (1852), «Бедность не порок» (1853), «Не так живи, как хочется» (1854). Эти настроения приглушают критический пафос Островского.     С 1856 года Островский – постоянный сотрудник журнала «Современник» – сближается с деятелями демократической русской журналистики. В годы общественного подъёма перед крестьянской реформой 1861 года вновь усиливается социальная критика в его творчестве, острее становится драматизм конфликтов («В чужом пиру похмелье» (1855), «Доходное место» (1856), «Гроза», (1859).         --------------------------------------------------------------------------------     ВТОРОЙ ПЕРИОД     (1860-1875)     К нему относятся пьесы, отражающие жизнь России после реформы. Островский продолжает писать бытовые комедии и драмы («Тяжёлые дни», 1863 г., «Шутники», 1864 г., «Пучина», 1865 г.), по — прежнему высокоталантливые, но скорее закреплявшие уже найденные мотивы, чем осваивавшие новые. В это время Островский обращается также к проблемам отечественной истории, к патриотической теме. На основе изучения широкого круга источников он создаёт цикл исторических пьес: «Козьма Захарьич Минин — Сухорук» (1861 г.; 2-я редакция 1866), «Воевода» (1864 г.; 2-я редакция 1885), «Дмитрий Самозванец и Василий Шуйский» (1866 г.), «Тушино» (1866 г.). Кроме того, создаётся цикл сатирических комедий («На всякого мудреца довольно простоты» (1868), «Горячее сердце» (1868 г.), «Бешеные деньги» (1869 г.), «Лес» (1870), «Волки и овцы» (1875 г.). Особняком среди пьес второго периода стоит драматическая поэма в стихах «Снегурочка» (1873 г.) – «весенняя сказка», по определению автора, созданная на основе народных сказок, поверий, обычаев.         --------------------------------------------------------------------------------     ТРЕТИЙ ПЕРИОД     (1875 — 1886)     Почти все драматические сочинения Островского 70-х и начала 80-х гг. печатаются в журнале «Отечественные записки». В этот период Островский создает значительные социально-психологические драмы и комедии о трагических судьбах богато одарённых, тонко чувствующих женщин в мире цинизма и корысти («Бесприданница», 1878 г., «Последняя жертва», 1878 г., «Таланты и поклонники», 1882 г., и др.). Здесь писатель разрабатывает и новые формы сценической выразительности, в некоторых отношениях предвосхищающие пьесы А.П. Чехова: сохраняя характерные черты своей драматургии, Островский стремится воплотить «внутреннюю борьбу» в «интеллигентной, тонкой комедии» (см. «А.Н. Островский в воспоминаниях современников», 1966, с. 294).     Драматург остался в истории русской литературы не просто «Колумбом Замоскворечья», как назвала его литературная критика, но создателем русского демократического театра, к театральной практике применившим достижения русской психологической прозы 19 века. Островский являет собой редчайший пример сценического долголетия, его пьесы не сходят со сцены — это примета истинно народного писателя.     В драматургии Островского вместилась вся Россия — ее быт, ее нравы, ее история, ее сказки, ее поэзия. Нам даже трудно представить себе, насколько беднее было бы наше представление о России, о русском человеке, о русской природе и даже о самих себе, если бы не существовало для нас мира созданий Островского.     Не с холодным любопытством, но с жалостью и гневом взираем мы на жизнь, воплощенную в пьесах Островского. Сочувствие к обездоленным и негодование против «темного царства» — вот чувства, которые драматург испытывал и которые он неизменно вызывает в нас. Но особенно близка нам надежда и вера, которые всегда жили в этом замечательном художнике. И мы знаем — эта надежда на нас, это вера в нас.    Детство и юность    Александр Николаевич Островский родился в старинном купеческом и чиновничьем районе — Замоскворечье. В Москве, на Малой Ордынке до сих пор сохранился двухэтажный дом, в котором 12 апреля (31 марта) 1823 года появился на свет будущий великий драматург. Здесь же, в Замоскворечье, — на Малой Ордынке, Пятницкой, Житной улицах — прошли его детство и юность.    Отец писателя, Николай Федорович Островский, был сыном священника, но по окончании духовной академии избрал светскую профессию — стал судейским чиновником. Из среды духовенства вышла и мать будущего писателя, Любовь Ивановна. Она умерла, когда мальчику было 8 лет. Через 5 лет отец женился вторично, на этот раз на дворянке. Успешно продвигаясь по службе, Николай Федорович в 1839 году получил дворянское звание, а в 1842 году вышел в отставку и стал заниматься частной юридической практикой. На доходы от клиентов — преимущественно богатых купцов — он приобрел несколько имений и в 1848 году, удалившись от дел, переехал в сельцо Щелыково Костромской губернии и стал помещиком.     В 1835 году Александр Николаевич поступил в 1-ю московскую гимназию, окончил ее в 1840 г. Еще в гимназические годы Островского привлекали литература и театр. По воле отца юноша поступил на юридический факультет Московского университета, но Малый театр, в котором играли великие русские актеры Щепкин и Мочалов, притягивает его к себе, как магнит. Это не было пустым влечением богатого шалопая, видящего в театре приятное развлечение: для Островского сцена стала жизнью. Эти интересы заставили его весной 1843 года оставить университет. «Я с молодости бросил все и весь отдался искусству», — вспоминал он впоследствии.    Отец его все еще надеялся, что сын станет чиновником, и определил его писцом в Московский совестный суд, в котором рассматривались главным образом семейные имущественные споры. В 1845 году Александр Николаевич перевелся в канцелярию Московского коммерческого суда чиновником по «словесному столу», т.е. по приему от просителей устных просьб.    Адвокатская практика отца, жизнь в Замоскворечье и служба в суде, продолжавшаяся почти восемь лет, дали Островскому немало сюжетов для его произведений.    1847-1851 гг. – ранний период    Островский начал писать еще в студенческие годы. Его литературные взгляды сложились под влиянием Белинского и Гоголя: молодой человек с самого начала литературного пути объявил себя приверженцем реалистической школы. В гоголевской манере были написаны первые очерки и драматические этюды Островского.    В 1847 году в газете «Московский городской листок» были напечатаны две сцены из комедии «Несостоятельный должник» — первого варианта комедии «Свои люди — сочтемся!», — комедия «Картина семейного счастья» и очерк «Записки Замоскворецкого жителя».    В 1849 году Островский закончил работу над первой большой комедией «Свои люди — сочтемся!».     В комедии высмеян грубый и жадный купец-самодур Самсон Силыч Большов. Его самодурство не знает никаких границ, пока он чувствует под собой твердую почву — богатство. Но жадность губит его. Желая разбогатеть еще больше, Большов по совету ловкого и хитрого приказчика Подхалюзина, переводит на его имя все свое имущество и объявляет себя несостоятельным должником. Подхалюзин, женившись на дочери Большова, присваивает себе имущество тестя и, отказываясь заплатить даже небольшую часть долгов, оставляет Большова в долговой тюрьме. Никакой жалости к отцу не чувствует и Липочка, дочь Большова, ставшая женой Подхалюзина.     В пьесе «Свои люди — сочтемся» уже проявились основные черты драматургии Островского: умение через семейно-бытовой конфликт показать важные общерусские проблемы, создать яркие и узнаваемые характеры не только главных, но и второстепенных персонажей. В его пьесах звучит сочная, живая, народная речь. И у каждой из них — непростой, заставляющий задуматься конец. Потом ничто из найденного в первых опытах не исчезнет, а только будут «прирастать» новые черты.     Пьеса была опубликована в журнале «Москвитянин» и имела большой успех. Но постановка ее и повторные издания были запрещены цензурным комитетом.    Положение «неблагонадежного» писателя осложняло и без того тяжелые условия жизни Островского. Летом 1849 года он, вопреки воле отца и без венчания в церкви, женился на простой мещанке Агафье Ивановне. Разгневанный отец отказал сыну в дальнейшей материальной поддержке. Молодая семья испытывала тяжелую нужду. Несмотря н необеспеченное положение, Островский в январе 1851 года отказывается от службы и целиком отдается литературной деятельности.    1852-1855 гг. – «Москвитянский период»    Первыми пьесами, разрешенными к постановке на сцене, были «Не в свои сани не садись» и «Бедность не порок». Их появление явилось началом переворота во всем театральном искусстве. Впервые на сцене зритель увидел простую будничную жизнь. Это потребовало и нового стиля актерской игры: жизненная правда стала вытеснять напыщенную декламацию и «театральность» жестов.     В 1850 году Островский становится членом так называемой «молодой редакции» славянофильского журнала «Москвитянин». Но отношения с главным редактором Погодиным складываются непросто. Несмотря на выполняемую огромную работу Островский все время оставался в долгу перед журналом. Погодин платил скупо.

Похожие сочинения
Обновлено 29 Сентября 2013