Письмо нашего современника Евгению Базарову

07 Июня 2013
ПечатьE-mail
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

Мне кажется, это очень интересно — написать письмо Базаро­ву — литературному герою романа И. С. Тургенева, представив его живым человеком, с которым можно поспорить. Если честно, то Евгений Васильевич понравился мне и как герой романа, и как личность. Прежде всего тем, что он, как всякая неординарная лич­ность, неоднозначен.

Итак, моё письмо Базарову.

Дорогой и глубокоуважаемый Евгений Васильевич!

О Вас много интересного поведал мне Иван Сергеевич. И мне захотелось поделиться с Вами некоторыми размышлениями.

Вы, Евгений Васильевич, могли бы стать идеалом для многих поколений людей, ведь Вы — человек глубокого ума и сильной воли. Мне известно, что Вы жили и воспитывались в условиях, значи­тельно отличающихся от тех, в которых росли дворяне. И поэтому неудивительно, что о Вашем демократическом происхождении го­ворит всё: ваша внешность, манеры, речь. Может быть, кого-то это раздражает, но простые люди, такие как Фенечка, горничная Дуняша, слуга Петр или дворовые мальчишки, которые бегают за Вами, как «маленькие собачонки», рады Вам и уважают за трудолюбие и простоту, поэтому и говорят о Вас: «свой брат, а не барин».

Мне импонирует то, что Вы обладаете широким кругозором и высказываете критическое отношение к миру. Вы петербургский студент-медик, будущий врач, изучающий естественные науки. Но этим, видимо, круг Ваших интересов не ограничивается, так как для Вас не составляет труда высказать своё мнение относительно философии, политики, науки, искусства и при этом блеснуть знанием латыни и про­явить силу логического ума. Всё это, я считаю, возвышает Вас над другими людьми, с которыми Вам приходится общаться.

Мне очень нравится то, как независимо и чётко Вы отстаива­ете свою точку зрения, доказываете свою правоту, не склоняетесь перед авторитетами, ни от кого не зависите, все высказывания дру­гих подвергаете критике. Признаюсь, во многом я согласен с Вами. Но есть вещи, о которых Ваши представления, как мне кажется, ошибочны. Например, Вы считаете себя нигилистом, то есть че­ловеком свободомыслящим, отрицающим старые традиции, обы­чаи, идеологию крепостничества. Но Вы пошли дальше: Вы резко отрицательно, скептически относитесь и к своим современникам, и к современности. Вы пытаетесь разрушить всё то, что было со­здано до Вас, разрушить существующий мир, не допуская при этом даже мысли о том, кто же будет строить Ваш «идеальный» мир. Но, как известно, «разрушать — не строить», первое всегда легче. Почему же Вы выбираете более лёгкий путь? Ведь Вам — с Ва­шим трудолюбием и неутолимой жаждой познания — под силу была и более тяжёлая «ноша».

Вы же только спорите, ведёте словесные баталии. И насколько я могу судить, в каждом споре Вы одерживаете победу. А что даль­ше? Не кажется ли Вам, Евгений Васильевич, что Вы не с теми спо­рите? Стоит ли спорить с человеком других взглядов, если он их никогда не изменит? Возможно, Вы считаете, что в споре рождается истина. Но я придерживаюсь иного мнения: лучший способ побе­дить в подобном споре — уклониться от него. Вы ведь только нажи­ваете себе врагов, даже среди друзей. Вы резко, иногда даже грубо, критикуете то, что Вам не по душе. И совсем не думаете о человеке, которого это касается. Евгений, я согласен, что прямота и искрен­ность — хорошие качества, но задумались ли Вы о том, что Аркадию, например, неприятно и больно слушать Ваши высказывания о нём и его семье. Не обижаете ли Вы тем самым Вашего друга?

И ещё, Евгений, позвольте не согласиться с Вашим отношени­ем к искусству, природе, любви. Они не так бесполезны, как Вам кажется. Ведь без красок и кисти художника, без торжественных или печальных звуков музыки, без вдохновенных стихов поэта жизнь была бы скучна, эмоционально бедна, а человек был бы словно ходячая схема. Я не могу также согласиться с Вами в том, что «при­рода не храм», а только «мастерская». Конечно, человек должен познавать природу, и в этом смысле он «работник», но при этом человек, осваивая природу, бережно и трепетно должен относиться к ней, чтобы не разрушить богом данную красоту земли. Меня также удивляет, что в Вашем сердце долгое время не было места для любви и Вы не верили в это загадочное, полное тайн и неожиданностей чувство. Вы считали, что «всё это романтизм, чепуха, гниль, худо­жество». Но я знаю, что Ваша собственная жизнь опровергла эти убеждения и Вы полюбили госпожу Одинцову, хотя долго не хо­тели признаться в этом даже себе. И своих родителей Вы не толь­ко почитаете, но и любите, как бы ни старались скрыть это.

Вы пытаетесь жить только умом, рационально, прагматично ре­шая все проблемы. Но думаю, что Ваша человеческая натура слож­нее, чем Вы о себе думаете. И человек, и Вы в том числе, не был бы человеком, если бы был лишён эмоций, чувства любви, друж­бы, привязанностей.

Конечно, я не вправе судить Вас, да и не хочу этого делать. Ведь идеальных людей в мире нет. Но, быть может, мои размыш­ления Вам покажутся небезынтересными.

Предчувствуя скорую смергь, Вы спросили себя, нужны ли Вы России. Думаю, что да, нужны. Как бы к Вам ни относился Иван Сер­геевич, с сочувствием или с негодованием, но он не стал бы писать о Вас, если бы считал Вас и Ваше поколение, людей Ваших взглядов беспо­лезными для России. Тургенев, правда, не видит Вашего будущего, но это потому, что сам он по духу принадлежит к поколению «отцов».

Позвольте на этом закончить.

С уважением от поколения детей нового века —

Сергей Крутолобов

Похожие сочинения
Обновлено 07 Июня 2013