Искатели счастья в поэме «Кому на Руси жить хорошо» Н. А. Некрасова

07 Июня 2013
ПечатьE-mail
Рейтинг пользователей: / 2
ХудшийЛучший 

«В рабстве спасённое

Сердце свободное —

Золото, золото

Сердце народное!»

Н. А. Некрасов

Некрасов задумал «Кому на Руси жить хорошо» вскоре после реформы 1861 года, в результате которой были фактически ограб­лены миллионы крестьян. Правительству удалось подавить народ­ные бунты, но крестьянская масса ещё долго не успокаивалась.

В это тяжкое время, не теряя надежды на лучшее будущее, поэт занялся всесторонним художественным исследованием народной жизни.

В центре поэмы — собирательный образ русского крестьяни­на. Поэма отражает крестьянские радости и горести, крестьянскую жажду воли и счастья.

Реформа 1861 года не улучшила положение народа, и недаром крестьяне говорят о ней:

«Добра ты, царска грамота,

Да не про нас ты писана...»

Сюжет поэмы очень близок к народному сказу о поиске счас­тья и правды. Герои поэмы ищут «Непоротой губернии, Непот- рошенной волости, Избыткова села». Как и в народных сказках о правде и кривде, на «столбовой дороженьке» «сошлись семь му­жиков». И как в сказках, спорщики расходятся во мнениях, ссо­рятся, а потом, при помощи чудесной птички, говорящей челове­ческим языком, мирятся и отправляются искать счастливого.

Описание того, что видели правдоискатели во время странствий по Руси, рассказы о себе людей, которые считают себя счастли­выми, и составляют содержание поэмы.

Ходоки за счастьем видят безрадостную, бесправную, голодную жизнь народа в губерниях с говорящими за себя названиями: Испуганная, Подстреленная, Безграмотная.

Мужицкое «счастье», с горечью восклицает поэт, «дырявое с заплатами, горбатое с мозолями!» Счастливых среди крестьян нет.

Кто же занят поисками счастья в поэме «Кому на Руси жить хорошо»?

Прежде всего, это семеро мужиков-правдоискателей, пытливая мысль которых заставила их задуматься над коренным вопросом жизни: «Кому живётся весело, вольготно на Руси?»

Разнообразно представлены крестьянские типы. Это крестья­не разных деревень. Каждый шёл за своим делом, но вот они встре­тились, заспорили. И деревни названы, и губернии, и мужики по именам перечислены, но мы понимаем, что нельзя относить со­бытия ни к какому-то определённому году, ни к какому-то опре­делённому месту. Тут вся Русь с её вечными наболевшими забо­тами. В принципе, каждый из семерых уже имеет свой ответ на вопрос:

«Кому живётся весело,

Вольготно на Руси?

Роман сказал: помещику,

Демьян сказал: чиновнику,

Лука сказал: попу.

Купчине толстопузому!

— Сказали братья Губины,

Ивам и Митродор.

Старик Пахом потупился

И молвил, в землю глядючи:

Вельможному боярину,

Министру государеву.

А Пров сказал: царю...»

Тот прямой ответ, какой искали крестьяне, они не получили. Ответ возник в другом смысле. У попа есть свои претензии к но­вой жизни, у помещика и купца — свои. Никто не хвалит новое время, все вспоминают о старом.

«Порвалась цепь великая, Порвалась — расскочилася, Одним концом по барину, Другим по мужику».

Разве не похожа наша сегодняшняя ситуация на воссозданную Некрасовым? Обделены мужики — и в прошлом, и в настоящем.

С горькой иронией описывает Некрасов в главе «Счастливые», как странники приготовили целое ведро водки, чтобы угостить самого удачливого мужика. Но получился лишь горький список народных несчастий. Старуха счастлива, что в её огороде уроди­лась репа, солдат — что был нещадно бит палками, но остался жив. Каменотёс счастлив своей молодой силой, а слабосильный — что живым вернулся с тяжёлых работ. Отвращение у мужиков вызы­вает ещё один «счастливый» — лакей, который после сорока лет службы болен не какой-нибудь мужицкой грыжей, а «благород­ной» барской болезнью — подагрой.

Счастье, по мнению Некрасова, заключается вовсе не в том примитивном смысле, в каком понимали его семь ходоков-крес­тьян, а - в сопротивлении, борьбе, противостоянии горю и не­правде, оно не делится попросту между мужиками и господами.

Симпатии автора демонстрируют его несомненную духовную близость с демократическим, разночинским движением. Недаром он с такой симпатией пишет о возмутителях социального спокой­ствия: бывшем каторжнике Савелие, поднявшем «всю Корёжину» против помещика Шалашникова, закопавшем живым жестокого бурмистра; Ермиле Гирине, попавшем в острог за защиту инте­ресов крестьян, разбойнике Кудеяре. К числу крестьян, подняв­шихся до сознания своего бесправного положения, принадлежит и Яким Нагой, понявший кому достаются плоды крестьянского труда.

Автор создаёт в поэме образ ещё одного искателя крестьянско­го счастья — «народного заступника» Гриши Добросклонова. Го­лодное детство, суровая юность сына батрачки и сельского дьячка сблизили его с народом, ускорили духовное созревание и опреде­лили его жизненный путь:

«... лет пятнадцати Григорий твёрдо знал уже, Что будет жить для счастия Убогого и тёмного Родного уголка».

Гриша Добросклонов многими чертами своего характера напо­минает Добролюбова, в котором Некрасов видел «идеал обществен­ного деятеля». Он — борец за народное счастье, который хочет быть там, «где трудно дышится, где горе слышится». Он видит, что многомиллионный народ пробуждается к борьбе: «Рать поднимается Неисчислимая! Сила в ней скажется Несокрушимая!»

Эта мысль наполняет его душу радостью и уверенностью в победе.

На основной вопрос поэмы — кому на Руси жить хорошо? — Некрасов отвечает образом Гриши Добросклонова, «народного за­ступника». Вот почему поэт говорит:

«Быть бы нашим странникам под родною крышею.

Если б знать могли  они, что творилось с Гришею».

Труден, но прекрасен путь, по которому идёт Гриша Добросклонов. Но именно на нём ждёт человека подлинное счастье, так как, по мнению Некрасова, счастлив может быть только тот, кто отда­ёт себя борьбе за благо и счастье народа.

Название некрасовской поэмы уже давно стало крылатым вы­ражением, которое получило сегодня вторую жизнь, так как вновь перед обществом стоят вопросы, поставленные великими класси­ками XIX столетия: «Кто виноват?», «Что делать?» и «Кому на Руси жить хорошо?»

Похожие сочинения
Обновлено 07 Июня 2013