«Чей стон раздаётся над великою русской рекой?» (по стихотворению Н. А. Некрасова «На Волге» и картине И. Е. Репина «Бурлаки на Волге»)

07 Июня 2013
ПечатьE-mail
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

 

«Ты проснёшься ль, исполненный сил?»

Н. А. Некрасов «Размышления у парадного подъезда»

В основе многочисленных стихотворений Н. А. Некрасова ле­жат реальные факты его биографии. Но поэт сумел в лирическом герое обобщить и выразить типические черты передового разно­чинца середины XIX века.

В стихотворении «На Волге» Некрасов коснулся одной из мрач­ных сторон крепостнической действительности — бурлачества. Совсем недавно в «Размышлениях у парадного подъезда» уже про­звучала эта тема: «Выдь на Волгу: чей стон раздаётся над великою русской рекой?»

Теперь поэт обратился к воспоминаниям детства, проведённо­го «у берегов большой реки», и рассказал о том, как его любовь и привязанность к Волге, к её вольным просторам ещё в те годы была омрачена зрелищем тяжкого труда бурлаков.

Поэзия детства, светлые впечатления, предельная искренность и чистота переданы в словах радости от встречи с Волгой: «О Волга! Колыбель моя! Любил ли кто тебя, как я!»

Мальчик слит с природой, он «как зверок», у него неукроти­мая энергия, которая бьёт ключом: «Бегу, бросая камешки, И песню громкую пою Про удаль раннюю мою».

Эпитеты «алый блеск», «тёмно-голубая волна» подчёркивают полноту восприятия жизни. Спокойная Волга спустя годы не из­менилась:

«... но ты светла

И величава, как была».

И вдруг всё разом изменилось. Мальчик увидел бурлаков. Их «мерный похоронный крик», стоны и жалобы навсегда оставили след в душе и памяти подростка:

«О горько, горько я рыдал,

Когда в то утро я стоял

На берегу родной реки

И в первый раз её назвал

Рекою рабства и тоски!»

Трагизм положения в том, что эта же картина повторяется спустя много лет. Навсегда в его памяти остались картины нече­ловеческого груда волжских бурлаков, которые волоком тянули по песчаным отмелям гружённые товаром баржи: «Почти пригнувшись головой К ногам, обвитым бечевой, Обутым в лапти, вдоль реки Ползли гурьбою бурлаки».

Психологическая характеристика бурлака в стихотворении «На Волге» безрадостна: «Угрюмый, тихий и больной», «спокойно-без­надёжный взор», «унылый, сумрачный бурлак» и т. д. Прошли годы, и герой стихотворения снова на волжском берегу видит прежних измученных бурлаков:

«Вес ту же песню ты поешь,

Всё ту же лямку ты несёшь,

В чертах усталого лица

Всё та ж покорность без конца».

 

Теперь эта вечная покорность судьбе вызывает уже не только сострадание, но и возмущение, чувство протеста. Потому-то, об­ращаясь к бурлаку, поэт восклицает:

«Чем хуже был бы твой удел,

Когда б ты менее терпел?»

В этих словах — и призыв, и лозунг, выражающий мечту луч­ших людей о пробуждении народа.

Иллюстрацией к этому стихотворению может служить карти­на И. Е. Репина «Бурлаки на Волге». Сам Репин говорил о том, что написал картину по своим собственным впечатлениям от уви­денного. Он признавался, что никогда не читал до этого стихот­ворение Некрасова. Но посмотрите, как похожи бурлаки у И. Е. Репина на некрасовских. О картине можно говорить, ци­тируя стихотворение. Обращает внимание, что в картине нет глав­ного действующего лица, акцент перенесён на всю группу, где от­дельные фигуры выделяются позой, жестом. Бессильно опущен­ные руки, жесты их, напряжённые ноги передают непосильность этого труда. Они обессилены, последний еле-еле передвигает ноги, кажется, это он говорит:

«А кабы к утру умереть —

Так лучше было бы ещё».

Композиция замечательна своей безыскусственностью и силой чувств, воспринимается как подлинная народная драма, как сим вол скорби и страдания народа. Глубоко впечатляет образ реки, застывшая, неподвижная вода, песок, который заметает следы

«на этих берегах,

Где ты шагаешь под ярмом

Не краше узника в цепях».

Покорность и полная безнадёжность на лицах бурлаков, в их позах. Их стон так и слышится над рекой.

Два человека — один поэт, другой художник, показав тяжёлое, бесправное положение народа, возмущаются его инертностью. В период революционной ситуации 60-х годов Некрасова, Репи­на, других разночинцев волновал уровень общественно-политиче­ского сознания народа, его готовности к бунту. Революция для народа, но без народа невозможна. Надо бить в набат, чтоб разбу­дить, заставить осознать беспросветность своей жизни.

Похожие сочинения
Обновлено 07 Июня 2013