Кутузов и Наполеон

07 Июня 2013
ПечатьE-mail
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

«Источник... необычайной силы прозрения в

смысле совершающихся событий лежал

в том народном чувстве, которое он

(Кутузов) но­сил в себе во всей чистоте

и силе его». «Всё, что было вне его (Наполеона),

не имело для него значения, потому что всё

в мире, как ему казалось, зависело только от его воли».

Л. Н. Толстой

«Нет истинного величия там, где нет простоты, добра и прав­ды», — пишет Л. Н. Толстой и воплощает эту мысль в образах двух исторических деятелей, двух полководцев, к которым на протяжении всей эпопеи «Война и мир» приковано внимание читателя.

Выразителем патриотического духа и нравственной силы рус­ской армии выступает в романе Кутузов. Писатель убеждён, что по-настоящему велик лишь человек, посвятивший свою жизнь слу­жению народу, родине. Толстой показывает, что путь такого че­ловека может быть тернистым, но он всегда прекрасен; что неиз­бежен крах даже выдающегося исторического деятеля, если он возомнил себя вершителем судеб человечества.

Кутузов в войне 1805—1807 гг. предстаёт перед нами как пол­ководец, который считает своей основной задачей сберечь армию. Об этом свидетельствует смотр войск под Браунау, когда русский главнокомандующий старался убедить союзников в том, что его армия не готова к бою. Об этом же говорит решение послать че­тырехтысячный отряд Багратиона, чтобы задержать французов и таким образом, «не погубив армию, соединиться с войсками, шедшими из России». Зная, что Аустерлицкое сражение будет про­играно, Кутузов всячески противится ему, но вынужден подчи­ниться царской воле. Поражение он воспринимает как большую личную беду.

В войне 1805—1807 гг. великий полководец проявляет и муд­рость, и талант, и высокую человечность. Он уважает своих солдат и офицеров (вспоминает старого измаильского товарища капита­на Тимохина), презирает карьеристов и трусов. Но по-настояще­му великим историческим деятелем Кутузова делает Отечествен­ная война 1812 г. и го высокое доверие, которое оказывают ему народ и армия.

Толстой, рисуя народного полководца в 1812 году, про­тивопоставляет внешний облик слабого, тучного, дряхлого старика его внутреннему нравственному величию. Все свои поступки, действия, решения он подчиняет единственному стремлению и самому задушевному желанию — во что бы то ни стало победить врага. Его идеал возвышен и величествен, а сам он скромен и доступен. Часто мы, читатели, видим Ку­тузова глазами умного и проницательного князя Андрея, в раз­мышлениях которого подчёркнуто основное качество старого полководца — «отсутствие всего личного». Кутузов «понима­ет, что есть что-то сильнее и значительнее его воли — это не­избежный ход событий, и он умеет видеть их, умеет понимать их значение...»

Великий полководец появляется на переднем плане эпопеи в самые ответственные моменты войны: мы видим его накануне и в ходе Бородинского сражения, на совете в Филях и сразу после оставления Наполеоном Москвы, в Тарутинском сражении и в боях под Малоярославцем и Красным. Он всегда глубже и правильнее других понимает значение каждого сражения в ходе войны, умеет предвидеть дальнейший ход событий.

Главное в Кутузове, по Толстому, — его кровная связь с наро­дом, «то народное чувство, которое он носил в себе во всей чисто­те и силе его». Это чувство поставило его на высшую человеческую высоту, сделало народным героем, выполнившим в войне 1812 года великую историческую миссию.

Л. Н. Толстой, исходя из стихийности исторического процес­са, отрицал роль личности в истории и поэтому приписал Куту­зову черты фатализма и созерцательной мудрости. Но в живых картинах Бородинского сражения и особенно совета в Филях пи­сатель противоречит себе, показывая, что Кутузов не ожидал по­корно исхода исторических событий, которые предрешены свыше, а талантливо направлял их ход.

А принимая на себя всю тяжесть и всю ответственность реше­ния об отступлении из Москвы, разве был Кутузов фаталистом? Разве был он пассивен? Нет и нет! Он понимал, что означает та­кое решение для него лично, но не о себе думал он и не боялся навлечь на себя царскую немилость — он спасал армию, спасал русских солдат, спасал Россию. Он один сказал, что «потеря Мос­квы не есть потеря России».

Отвечая Лористону на его предложение о мире, Кутузов пи­шет, что «мира не может быть, потому что такова воля народа».

Полководец, выполняя свой долг, проявляет большое лич­ное мужество, высочайшую нравственность и человеколюбие. Он остаётся в памяти не только как гениальный полководец, спа­ситель России, но и как один из великих представителей наро­да, народной мудрости, народной морали, воплотивший в себе патриотический дух и нравственные силы, объединившие луч­ших людей России и обеспечившие победу над «непобедимым» врагом.

Кутузову как представителю народной войны противопостав­лен в романе Наполеон — жестокий и самовлюблённый завоева­тель, действия которого, по мнению Толстого, не могут быть оп­равданы ни историей, ни интересами французского народа.

Наполеон во всём — антипод Кутузова. Писатель, выступая против культа императора Франции, видит в нём агрессора, ве­роломно напавшего на Россию, честолюбца, для которого «всё, что было вне его, не имело никакого значения, потому что всё в мире, как ему казалось, зависело только от его воли». Не слу­чайно его любимое слово — «я». Вся деятельность Наполеона — это попытка заставить народы жить по его собственному про­изволу, направлять историю по собственному желанию/До на­падения на Россию это ему удавалось. Поэтому он уверился в собственной непогрешимости, стал считать себя движущей си- лой истории.

Писатель иронизирует: «он был подобен ребёнку, который, держась за тесёмочки, привязанные внутри кареты, воображает, что он правит». Наполеон воображает себя властителем мира, верши­телем судеб и государств.

Толстой подчёркивает его самовлюбленность, индивидуализм, стремление «сделать себя» — и полное безразличие к людям, не­желание считаться с их интересами, высокомерное презрение к армии, к тем, кто преданно служит ему. Достаточно вспом­нить переправу полка уланов через Вилию, когда Наполеон рав­нодушно смотрит на бессмысленно гибнущих людей, а потом приписывает «к когорте чести» бесчестного карьериста, коман­дира полка.

В сценах приёма Балашова и Боссе писатель ярко показывает самомнение, позёрство, актёрство этого антигероя, отсутствие в нём той простоты и естественности, которые отличали Кутузова.

Толстой отказывает ему даже в полководческом таланте, по­казывая растерянность самовлюблённого честолюбца, когда во время Бородинского сражения он понял, что победу над рус­скими одержать невозможно, что рушатся все его планы и рас­четы.

Рассказывая о Наполеоне, Толстой даёт волю своему сарказ­му. Писатель отказывает ему в простых естественных челове­ческих чувствах. Незабываема сцена, когда перед Бородинским сра­жением Наполеон устраивает настоящий спектакль, демонстрируя на глазах у всех родительскую любовь. А как смешон и ничтожен он, когда, стоя на Поклонной горе и любуясь видом повержен­ной, как он полагал, Москвы, мысленно репетирует напыщенную речь, которую произнесёт перед «боярами». А Москва горит, и «бояре» не собираются вручать ему ключи от города...

Ничего не искажая, Толстой всё-таки принижает Наполеона, подчёркивая его физические недостатки: круглый живот, корот­кие ноги, толстые плечи, дрожание левой ноги и показывая, что перед нами обычный заурядный человек, а не полубог.

А разве можно забыть бегство французов из России, когда Наполеон бежит впереди своей армии, не думая о её судьбе, то есть совершает поступок, которого «стыдится каждый ребёнок».

Развенчивая Наполеона, Толстой обличает и наполеоновское начало в людях.

Кутузов и Наполеон — два полюса романа. Если Кутузов воп­лощает народную мудрость и представляет коллективное начало, волю народа, то Наполеон - выразитель ложной мудрости, само­влюбленности и индивидуализма.

Так же, как они, противопоставлены герои, в которых Толстой видит кутузовское народолюбие, кутузовскую самоотверженность, кутузовское отношение к людям (Ростовы, Болконские, Пьер, Денисов), и те, в ком проявляются наполеоновская чванливость, индивидуализм, позёрство, стремление повелевать людьми, не счи­таясь с ними (Курагины, Берг, Долохов).

Кутузов и Наполеон показаны с бытовыми чертами как люди, но вместе с тем иначе, чем все остальные герои романа. Они что- то большее, чем просто «персонажи», фигуры более обобщённые, олицетворяющие те мировые силы, о конфликте которых расска­зано в «Войне и мире».

Эта антитеза помогает раскрыть «мысль народную» как основ­ную идею «лучшего романа всех времён».

Похожие сочинения
Обновлено 07 Июня 2013