Гений Наполеона — игрушка в руках истории (размышления над эпилогом романа Л. Н. Толстого «Война и мир»)

07 Июня 2013
ПечатьE-mail
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

Война... Против неё выступают миллионы людей. В Украи­не не так давно студенты с плакатами «Войне не быть!», «Мы не хотим войны» голосовали за нынешнего президента. При ры­ночной экономике практически во всех сферах деятельности вступает в силу закон чистогана, близкий к закону джунглей: «кто сильнее, тот и прав». И человеку некогда думать о Роди­не, об общем благе, когда речь идёт о самом близком - о соб­ственной шкуре.

Есть люди, которые хотят войны. Одни рвутся в бой, в оди­ночку совершают боевые подвиги. Эга категория встречается пре­имущественно среди молодежи — неоперившихся птенцов, ста­рающихся показать себя. В руководящем составе такие люди — большая редкость. Есть ешё одна категория, которая смотрит на войну, как на опасную, но прибыльную работу, быстрое зарабатывание чинов (можно методами Скалозуба или Жересова), на­град и возможность нажиться на чужом страдании и людском горе.

Если основываться на утверждениях Толстого, то можно с уверенностью сказать: «Движение — пища и жизнь для исто­рии». Это движение происходит под влиянием событий, выте­кающих из поступков миллионов людей. Но славу и награды (если таковые причитаются) принимают на свой счёт единицы, и в тем больших масштабах, чем дальше они были от людей, рисковавших своими жизнями или оставившими эти жизни на полях сражений, в ополчении, на захваченных врагом землях. Таких людей ничтожная часть, в основном мешающая, а не помогающая свершиться определённым действиям. Они счита­ют себя вершителями судеб, их не интересует сама цель войны. Она для них — способ прославиться, разбогатеть, нажить поли­тический капитал, запечатлеть себя в истории. Руководствуясь этими мелочами, они считают себя великими генералами, не­превзойдёнными стратегами.

Что такое стратегия? Это энное количество хорошо обдуман­ных и просчитанных ходов, которые в конечном итоге образуют единое целое — действие. Из этого вытекает, что действие в неко­торых случаях аналогично, тождественно стратегии.

Наполеон говорил, что война подобна шахматной игре. Он заб­луждался: война не подобна игре, тем более шахматной, которую ведёт один человек, точно знающий, что можно делать согласно правилам, а чего нельзя, но самое главное — видит всё поле боя и ходы противника. Шахматный игрок не зависит от «посторон­них мелочей», которые реально всегда воздействуют на исход вой­ны. Да, Наполеон — гений, и многие его действия могут быть ге­ниальными, но он не подумал об одной маленькой детали, которая и привела к гибели его армию: игра всегда предусматривает конкретные правила, а воевать только по правилам невозможно. Успех в войне зависит от сотен составляющих: храбрости солдат, квали­фицированности командного состава, рельефа не известной ранее местности, наличия провианта, погоды, наконец. Я уже не говорю о непредвиденной «дубине народной войны», что дамокловым ме­чом нависла над Наполеоном и его не привыкшей к русским моро­зам и снегам армией. Не мог он предполагать, что навстречу его с миру по нитке собранному в завоеванных странах войску двинется не только армия, но и юный Петя Ростов, и превратившийся на наших глазах из крутого купца в патриота Ферапонтов, и сугубо штатский близорукий Пьер, и потерявшая часть своего приданого Наташа, и самая юная представительница русского крестьянства — девочка Малаша, с высоты своего «трона» - русской печки наблю­давшая за Кутузовым во время совета в Филях...

Так кто же руководил войной — Наполеон или нечто другое, высшее?..

Наполеон — это мальчик, который держится за привязанные внутри кареты верёвочки и думает, что он управляет не только ею, но и всем миром.

Похожие сочинения
Обновлено 07 Июня 2013