«Мысль семейная» в «Войне и мире»

07 Июня 2013
ПечатьE-mail
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

«... Характеристика различных кругов дворян­ского

общества идёт в романе («Война и мир»)

по семьям, по родовым гнёздам».

С. М. Петров

Л. Н. Толстой писал, что в «Войне и мире» он любил «мысль народную», а в «Анне Карениной» — «мысль семейную».

Но крепость семьи, сходство людей «одной породы», их нрав­ственная близость, преемственность поколений — проблемы, над которыми великий писатель размышлял и раньше, во время рабо­ты над «Войной и миром». Гениальное произведение Толстого — это и национальная эпопея о подвиге русского народа в Отече­ственной войне 1812 года, и художественная энциклопедия жиз­ни человеческой, и дворянская «семейная хроника».

Автор стремится показать читателю, что «в те времена (имеет­ся в виду начало XIX века) так же любили, завидовали, искали истины, добродетели, увлекались страстями, была такая же слож­ная умственно-нравственная жизнь», как и тогда, когда он рабо­тал над книгой.

В центре повествования — несколько семей: Ростовы, Болкон­ские, Безуховы, Курагины, Друбецкие. Раскрываются семейно- бытовые и нравственно-психологические стороны жизни той сре­ды, которая изображена в романе. Рассказывая об этих семьях, писатель придаёт морали, быту, нравам гораздо большее значение, чем экономике и политике. Толстой, оценивая жизнь своих геро­ев с нравственной точки зрения, подчёркивал определяющее зна­чение семьи для формирования характера человека, его отноше­ния к жизни, к себе самому.

На переднем плане, безусловно, Ростовы и Болконские. Они противопоставлены по интеллектуальному развитию, семейному укладу, особенностям быта, но одинаково дороги писателю.

Семья Ростовых привлекает своей искренностью, естественно­стью, добротой, близостью к народу, его обычаям. Именно с этой семьёй связаны самые поэтичные страницы романа: зимние свят­ки, приезд ряженых, охота, рождественское гадание девушек, пе­ние Наташи, её первый бал.

Все члены семьи, за исключением рассудочной и холодной Веры, очень привязаны друг к другу, умеют понять душевное состояние близкого человека с полуслова, непосредственны и добры. Им чужд холодный расчёт. Все они, особенно Наташа, наделены умом сердца», который Толстому ближе, чем «ум ума».

В то же время писатель не скрывает, что его любимые герои умственно заурядны, чувство у них часто заменяет мысль, поэто­му «интерес подробностей чувства» в их духовной жизни заменя­ет интерес развития мысли. «Она не удостаивает быть умной», — говорит о «волшебнице» Наташе влюблённый в неё Пьер Безухов. И в этих словах не порицание, а восхищение необъяснимым оба­янием девушки.

Верный жизненной правде, Толстой показывает и недостатки этой семьи. Мы видим бедные духовные интересы Ростовых, бес­хозяйственность старого графа Ильи Андреевича, капризную вла­стность графини, эгоизм и ограниченность Николая, непостоян­ство Наташи, расчётливость Веры.

И всё-таки только в такой семье, человечной, искренней, лю­бящей, могло сформироваться удивительное молодое поколение: обаятельная, поэтическая Наташа, светлый, романтичный, любя­щий людей Петя.

Совсем иные люди — Болконские. Им в полной мере присущ «ум ума», неустанная работа мысли. Писатель отмечает и резкость, и сложность характера, и неуживчивость старого князя Николая Андреевича, его уверенность в своём превосходстве над другими людьми, семейный деспотизм; не остаются незамеченными и вне­шняя холодность, и чрезмерная сдержанность, и рассудочность Андрея Болконского, и аскетизм княжны Марьи. Трудные харак­теры, нелегко им друг с другом, но друг без друга — невозможно.

В этой семье не любят красивых слов, не допускают сентимен­тальных объяснений. Строгий распорядок никогда, даже в день отъезда князя Андрея на войну, не нарушается; подчинение детей отцу беспрекословно. И всё-таки Николай Андреевич вынужден признать, что любимый сын идёт своим путём. Но в то же время отец уверен: дорога князя Андрея — «это дорога чести», уверен потому, что сам воспитывал своих детей и, никогда не отступая от своих принципов, был для них непререкаемым авторитетом. Да, он человек своей эпохи, своего класса, со всеми присущими это­му классу недостатками. Хотя нет, не со всеми. Николай Андрее­вич — личность несгибаемая. Он честно служил, но прислуживать не стал бы никому на свете, ни ради чего. И когда князь Андрей говорит себе: «Я не могу бояться», — это звучит в. нём голос отца, человека чести. Моральный кодекс Болконских — на все времена.

Их непрестанное стремление жить в ладу со своей совестью, «поиски мысли», верность своим принципам, сила чувств — каче­ства, вызывающие восхищение и сегодня.

Несмотря на очень важные, очень существенные различия и в семейном быту, и в духовной жизни, и в психологии (этим,

наверное, объясняется драма Наташи и князя Андрея), Ростовы и Болконские, представляющие разные слои русского дворянства, близки автору (и читателю, разумеется, тоже) прежде всего тем, что нашли своё место в общенародной жизни, стали участниками геро­ической борьбы русского народа против наполеоновского нашествия.

В этом смысле к ним близок и Пьер Безухов, незаконный сын богатого екатерининского вельможи, знавшего в жизни только собственные удовольствия. Видимо, не случайно. незаконный сын, да ещё воспитанный в вольнолюбивой Европе, стал человеком, которого удостоил своей дружбы князь Андрей. Пьер не несёт на себе отпечатка семейных черт графов Безуховых.

Ростовым, Болконским, Пьеру Безухову во всём противопостав­лены семьи Курагиных, Друбецких, Бергов. Особенно подробно ха­рактеризует писатель два поколения семьи Курагиных, совершенно лишённых нравственного чувства, безразличных к судьбе родины и народа, не испытывающих друг к другу даже простой родственной привязанности. У членов этой семьи отсутствуют и «ум сердца», и «ум ума», зато они умеют во имя выгоды расчётливо подавлять в себе всё человеческое. Об отце, князе Василии, Толстой пишет: «Что-то влекло его постоянно к людям сильнее и богаче его, и он одарён был редким искусством ловить именно ту минуту, когда надо и можно было пользоваться людьми». Такими же он воспитал и своих детей, «беспокойного дурака» Анатоля и блистательную Элен.

Наделённые прекрасной внешностью, они внутренне безобразны, общение с ними несёт достойным людям (Пьеру, Наташе) разочаро­вание и горе. Этим завсегдатаям светских салонов ничего не стоит сломать чужую жизнь, их никогда не мучают угрызения совести.

По своим нравственным качествам к ним примыкают вели­косветские молчалины Борис Друбецкой и Берг, чей девиз, как и у Молчалина, — «умеренность и аккуратность».

Эти люди далеки не только от своего народа, они чужие и в среде передового дворянства. Вспомним, как делал карьеру Борис Друбецкой. А чего стоит знаменитая «шифоньерка» Берга, которой он занят в страшные часы «оставления Москвы». Жажда карьеры и богатства подавила в них (в истории жизни Бориса это видно особенно наглядно) всё человеческое. В этом проявилось влияние семьи, влияние эгоистического, лишённого духовных интересов окружения.

Так противопоставлены те, кто стал «дрянью александровско­го поколения», и те, кто составил его славу.

В этом противопоставлении великий писатель отразил рассло­ение русского дворянства в первой четверти XIX века, которое привело к образованию в нём двух враждующих лагерей.

Толстой показал, что сближение дворян с народом в дни, ког­да решалась историческая судьба России, или отдаление от него, служение только своим эгоистическим интересам во многом оп­ределялись семейными традициями, семейным воспитанием, нрав­ственными устоями семьи.

Так «мысль народная» смыкается в романе с «мыслью семей­ной», образуя неразделимый сплав. Вот почему тема преемствен­ности поколений, «мысль семейная» становится одной из главных в гениальной толстовской эпопее.

Похожие сочинения
Обновлено 07 Июня 2013