Раскольников и его «двойники» в романе Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание»

07 Июня 2013
ПечатьE-mail
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

«А доведите до последствий, что вы давеча проповедовали,

так выйдет, что людей мож­но резать».

Ф. М. Достоевский. «Преступление и наказание»

На страницах романа Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание» перед нами раскрывается широкая панорама Петер­бурга середины прошлого века: мелькают картины городской жиз­ни, люди, встречи, слышатся крики, ругань, споры.

Среди персонажей великой книги много лиц, лишь на несколь­ко минут привлекающих наше внимание, а есть люди с резко очер­ченными характерами, с собственными взглядами и убеждениями,

которые по-разному влияют на главного героя и без которых ро­ман просто не состоялся бы. Это семья Мармеладовых, Дуня, Порфирий Петрович, Лебезятников и некоторые другие.

Особое место в романе принадлежит «сильным мира сего» — Лужину и Свидригайлову, которых можно считать «двойниками» Раскольникова.

Сталкивая «идейного» убийцу с этими людьми, писатель глубже опровергает, обличает его теорию властелина и толпы, обнажает антигуманную, бесчеловечную суть этой теории.

Картины социального зла, гениально нарисованные Достоев­ским, убедительно доказывают, что «основная тайна лежит в романе не в преступлении, а в мотивах преступления» (В. Шкловский). Вся окружающая жизнь укрепляет убеждение Раскольникова в том, что задуманное им убийство не противоречит человеческим за­конам. Он укрепляется в своём намерении не как уголовник, а как сторонник нравственной вседозволенности, индивидуалистического бунта против общества (кстати, показателен и смысл ею фамилии: раскол в нём самом, раскол сознания, морали, поведения). Об этом говорят его суждения о «разрядах» людей, о праве «необыкновен­ной» личности на преступление, о том, как отличить «необыкно­венную личность от «твари дрожащей».

Но, совершив преступление, Раскольников, терзаемый муками совести, понимает, что он не из «разряда» «право имеющих»; он презирает себя за эти муки, за то, что оказался «тварью дрожащей», однако «теория» в его сознании не развенчана.

В эти страшные для Раскольникова дни писатель сталкивает его с Лужиным и Свидригайловым — людьми, которые, не испыты­вая угрызений совести, постоянно преступают законы нравствен­ности в своей повседневной жизни и считают себя вправе распо­ряжаться чужими судьбами.

Пётр Петрович Лужин живёт по принципу «возлюби прежде всего самого себя». Этот принцип позволяет ему, не задумываясь, унизить, погубить человека, растоптать чужую жизнь. Добиваясь власти над Дуней (он называет это любовью), Лужин хочет опо­рочить её брата, убедив всех, что Соня Мармеладова, которой по­могает Родион, не только проститутка, но и воровка. Незабывае­ма душераздирающая сцена во время поминок у Мармеладовых, когда только случайность спасает Соню.

У Лужина полностью отсутствует нравственное чувство, он не знает, что такое совесть, порядочность. Его бездушие ведёт к не­прикрытой подлости.

Свидригайлов — натура гораздо более сложная. Это не полный эгоист, как Лужин, не просто злодей и преступник. Потенциально он человек большой совести и большой силы. Но его поведение непредсказуемо, в нём часто проявляются зверские инстинкты.

Достоевский показывает, что причина нравственной, а затем и физической гибели этого человека социальная. Он приходит к вы­воду, что справедливость в этом мире невозможна. Отсюда его отчаяние, презрение и недоверие к людям. В нём погибают добрые на­чала. Он делает добро и причиняет зло (вспомним его роль в судьбе Дуни) с одинаковым равнодушием — «от скуки». Но жить без веры в истину и добро невозможно — и он погибает, сам казнит себя.

Сталкиваясь с этими людьми, Раскольников не может согла­ситься с их «моралью» и в то же время не может не признать, что они живут по его «теории», оправдывая своё презрение к «толпе», к «низшим». Ему нечем опровергнуть утверждение Свидригайлова, что они (он и Раскольников) «одного поля ягоды» и что меж­ду ними «есть точка общая».

Более того, Раскольников сам говорит Лужину: «А доведите до последствий то, что вы давеча проповедовали, так и выйдет, что людей можно резать», — тем самым обличая теорию, по которой хотел, но не смог («натура» победила!) жить.

Отношение героя к «сильным мира сего» показывает, что он, видя в них своих «двойников» (хотя он ни за что не признается даже себе в этом), испытывает к ним глубочайшее отвращение и примкнуть к ним не может, не может принять мир людей, жи­вущих по его «теории». В этом сила «натуры» Раскольникова, его превосходства над «сильными мира сего», над всеми лужиными и свидригайловыми. В этом - надежда на его нравственное воз­рождение и возвращение к людям.

Похожие сочинения
Обновлено 07 Июня 2013